Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Кровавая гибель тирана

Copyright © А. Иванов, А. Савельев, Е. Киселёв, Д. Попов, 1996 - 1999 годы

«««    »»»

Таня метнула взгляд на запертые двери, а затем на оружие в руке Кравченко.
- Ты что, собираешься со мной развлекаться с "пушкой" в руках? удивилась она.
- Почему бы и нет. - Кравченко протянул к ней свободную руку, но Таня быстро и легко отпрыгнула в сторону.
- А-а. В кошки-мышки хочется поиграть, - он начал медленно обходить огромную, стоящую в центре кровать, расстегивая на ходу пуговицы рубашки. Таня метнулась в сторону, но тут же с криком отлетела назад. На ее лице появилось несколько тоненьких и глубоких ран, из которых полилась кровь. Будь она немного массивней, ее могло бы разрезать висевшей в углу над камином паутиной.
Таня ухватилась за белую скатерть - вытереть кровь, и чуть не упала. Тело, ожидавшее того, что скатерть легко слетит со стола, от неожиданности потеряло равновесие.
- Черт! - Ругнулась Таня и села на пол, закрыв лицо рукавами.
- Кровь придает всему романтический оттенок, - сказал Кравченко, отшвыривая рубашку и играя мускулами, - а впредь будь осторожней - по частям с тобой развлекаться будет не интересно.
Он скинул ботинки и осторожно стал подходить к Тане словно она была бомбой (а она ей, собственно говоря, и была). Внезапно он взвыл и отшатнулся. Шикарный меховой ковер предательски растопырил волоски, которые даже не гнулись под тяжестью тела и впивались в голые подошвы как иголки. Пришлось ему зайти с другой стороны. Свободной рукой Кравченко поднял Таню, а та вдруг резко выбросила сжатую в кулак правую руку (а удар у нее был ого-го), целясь ему в лицо, но он это ожидал. Уклонившись, он подтолкнул потерявшую равновесие Таню и, крутанув ее, швырнул на кровать. Да, да, да... Это только в глупых сказках кровати бывают мягкими и на подушку приятно положить уставшую голову. Здесь подушка была тверже гранита. А что такое упасть на мостовую, ожидая под собой пух. Ударившись головой Таня потеряла сознание. Кравченко, сам того не ожидая, значительно упростил дело.
Когда она очнулась, то ощутила, что задыхается. Мир плыл перед глазами, тело ныло, комната кружилась, а над лицом висело красное лицо Кравченко, который пытался расстегнуть халат у нее на животе. Из одежды на нем оставались пока только широкие семейные трусы со схемой бульбулятора и фразой "I'll be back." Таня попыталась шевельнуться, но у нее ничего не вышло. Видимо, повредился позвоночник и на лицо был (хорошо если временный) паралич. Тем временем Кравченко справился с халатом и откинулся, созерцая прекрасное Танино тело...
Но дальше дело не пошло. За дверью сначала раздался какой-то шум, потом грохнул взрыв, дверь разлетелась в куски, ее обломок ударил разомлевшего Кравченко по затылку, и в комнату в клубах дыма влетела Лена Кривороткина на огромном "Харламове и Давыдове" (то бишь на "Harley'n'Davidson") с бензопилой в руке.
У Тани все удивление, за неимением других путей для выхода, вылилось в глаза, поэтому они чуть не вылезли у нее из орбит a la Jim Carry в фильме Mask. Кравяченко, немного сдвинувшийся от всего этого начиная с обнаженной Тани и кончая жутко вооруженной Леной на мотоцикле, схватился руками за голову и заметался по комнате высоко поднимая бедра, словно бежал по луже. Еще бы! Практически везде пол был покрыт смертоносным ковром, поэтому каждое его движение сопровождалось коротким криком на околоультразвуковых частотах. Что-то вроде "вАй-вАй-вАй".
Рыкнул мотор. Лена подняла бензопилу и ринулась на Карявченко, отхватив по пути часть шторы, которая грохнулась на пол и разбилась. ( Пила у нее была алмазно-лазерная, так что комнате, видимо, было не сдобровать, как и Кравченко.) А тот обежал кровать и остановился на другой стороне комнаты.
Резко наклонив мотоцикл, шины которого уже сдулись благодаря замечательным коврам, Лена снова понеслась на Крарявченко. Но ей не повезло. Точнее ее не повезло ее же транспортное средство. С разгона ударившись о телефонный провод, мотоцикл, с погнутым колесом, отлетел в сторону, а Лену выкинуло из седла. Сделав сальто, она стала перед Кравряченко и презрительно осмотрела его. Таня на кровати оторвала от "постели" руку и попыталась запахнуть халат.
- ТЫ!!! Да как ты посмел?!! С кем!!! С ней!!! Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!!! - И она замахнулась пилой. Караравченко завизжал и оторвал от пола с частью паркета кресло и забился в угол, ощетинившись четырьмя ножками.
- Я-я-я-я, - заверещал он заикаясь, - ну-ну, по-по-нимаешь, мы...
- Понимаю. - сурово отрезала Кривороткина и отсадила пол-ножки от кресла, легко взмахнув пилой.
- Да, нет, я-я не хотел, то е-е-сть хотел, очень, ну и-и-и, я-я, во-о-бщем, по-нимаешь...
- Понимаю. - половинка другой ножки со звоном разлетелась, упав на пол. В комнату забежали несколько солдат и ошалело застыли увидев эту сцену: их обожаемый командир в одних "бульбуляторных" трусах с креслом в углу, Лена с бензопилой + мотоцикл погнутый + девушка, враг N1, полуголая, пытающаяся сесть на кровати.
- А-А!!! - заорал вдруг Кравченко, - взять ее!.
Но солдат словно ветром сдуло. В прошлый раз, после такого же скандала, никого из присутствовавших, кроме КриЛен и Кравченко, в живых не осталось.
- Стоять! - крикнула не оборачиваясь Лена Кривороткина и отрезала целую ножку от кресла. Таня в это время перевернулась на бок и свалилась с кровати лицом вниз, но в грохоте пилы этого никто не услышал. Задравшийся халат оголил ноги до неприличных высот, но этого ( может тоже из-за грохота пилы) никто, слава богу, не увидел. Тут КриЛен заметила, что в пепельнице лежат окурки и пачка сигарет.

- ДА ТЫ ЕЩЕ И КУРИШЬ!!!!!! - И стекла дрогнули на нижних этажах. Вжик! Кресло распалось на две половинки. Карварявченко нащупал ногой дверь низенькой тумбочки и быстрее мыши юркнул туда. Nfyz поднялась с пола и стояла, мерно качаясь. "Еще пять секунд", - подумала она, - "и я буду в состоянии... в состоянии... полной бое...спо...собности."
Вжик! Тумбочка стала состоять из двух "подтумбочек" и оттуда выкатился Кравчренко, утерев нос всем иллюзионистам с фокусами по распиливанию. Словно мячик он закатился под стол. Это означало только одно - столу осталось жить не долго. Пока Таня вырубала трясущегося за дверью солдата, постепенно разминая затекшие мышцы и снимала с него автомат, блеснула и взвизгнула бензопила (хотя какая же она бензо, если в ней и не пахло бензином) и стол, словно цветок, распустился тремя лепестками, открыв стоявшего в центре на коленях Кравченко, который о чем-то бессвязанно молил с лицом праведника всех времен и народов.
Вот она сила женской ревности - поставила на колени и заставила молиться самого злодейского злодея!
"Это ж прям не женщина, а пилорама какая-то" - успела подумать Таня, спеша по коридору. Лена занесла над головой Кравченко, волосы на которой стояли дыбом, меч-пилу и остановилась, решив сказать, что-то, но тут из коридора донеслась длинная автоматная очередь и крики. КриЛен замерла, потом бросила взгляд на заливавшегося слезами Кравченко, на пустую кровать, на торчавшую из-за двери руку солдата и все поняла. Она выпустила пилу и бросилась к мотоциклу. Бедный Кравченко! Ну бывают у людей дни, когда все валиться из рук и жутко не везет. Вот и сейчас. Тяжелая бензопила свалилась на его, склоненную в молитве макушку, и надолго отключила его.

«««    »»»


Некоммерческая благотворительная организация «Художественный Фонд 7» организует выставки изобразительного искусства современных художников и фотографов, создавая тем самым благоприятные условия для реализации их творческого потенциала.