Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Мамаша Пушкарёва

Copyright © Сергей Кутолин

1    2    »»»

Прежде чем выйти, она оглядела комнату. Если можно было "это" назвать комнатой. Смрадный запах мочи, вони и испражнений, нестиранного детского белья, протухших остатков пищи и жар еще не успевших остыть от дневного пекла стен комнаты, которая и была квартирой, и кухней, и столовой, и приемной, и бог еще знает чем, а также сараем, но никак не погребом и холодильником, не удивлял ее. Она просто этого не замечала. Да в комнате, а попросту ночлежке, особенного ничего и не было. А только несколько лоскутных одеял в правом углу, где спали старшие дети, несколько сколоченных ящиков из тарной дощечки, в которых мирно сопел еще грудной младенец, да в углу, слева на куче опорков, стоял диван, а может быть просто лежанка или тахта, где тяжелым сном забылась уже почти взрослая, лет четырнадцати девушка, которая сегодня спала с ней. Это место по ночам обычно занимал ее приемный сын, с которым она прижила дочку, лежащую в люльке из тарных дощечек, но вчера сына призвали в армию, ему исполнилось восемнадцать, а на призывном пункте ее долго ругал какой-то тип из военкомата за то, что сын не учился и нигде не работал. Он закончил только два класса, но умел расписываться. Она тогда возражала, что второй ее приемный сын, который призывался в этот же день был просто неграмотным и нигде никогда не учился.
Сознание ее не принимало обид и упреков от посторонних, ни от тех, с кем сталкивалась она на протяжении своей сорокапятилетней жизни. В 1955 году, когда ей исполнилось четырнадцать лет как теперь ее дочери, родители отдали ее вдовцу с двумя детьми, чтобы она помогала ему по хозяйству и делала все, что он попросит. В первую же ночь она стала его женой. Этот незарегистрированный брак, скитания с мужем по городам и весям Узбекистана, Казахстана и Киргизии сделали ее не только равнодушной к жизни, людям обстоятельствам, в которые она попадала и из которых она выносила только отдельные подозрительно с восточным акцентом исполненные гербовые бумаги, удостоверявшие кого она родила или усыновила. Хорошо, что мужа не стало. То ли он сам удавился, то ли зарезался, а может быть его просто зарезали где-то на автобусной остановке между Ташкентом и Навои, а может быть еще где-то, она сама толком уже забыла.

1    2    »»»

Смотрите информацию Продажа шевронов у нас на сайте.