Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


История детской любви

Copyright © Сергей Коколов, 30.11.2001

«««    1    2    3    4    5    »»»

Я был удивлен смеху двух взрослых женщин, смеху незлому и теплому, но... но сейчас с высоты своего возраста я понимаю, что смеяться - то было не над чем, и более того смеяться над детскими (человеческими!), пусть наивными (но зато какими искренними!) чувствами было нельзя, недопустимо, ... грешно (?). Быть может именно в тот момент, японял, что советоваться и даже просто рассказывать взрослым о самом важном, что наполняет душу, о том, что делает жизнь жизнью, со всеми ее разочарованиями и волнениями, не стоит... (Здесь уместна мораль: "Не смейтесь над детскими чувствами!", не так ли?).

.   .   .   .   .   .   .

"Поцелуй меня, Сережа!" - попросила бабушка. Я поцеловал ее в губы.

"Смотри, как целуется, правотка (одно из ее деревенских словечек). Дедуль, ты посмотри, наверно тренируется целоваться с девочками." Взрослые (или даже пожилые) рассмеялись. А мне вдруг стало стыдно. Румянец озарил щеки. (Эта моя способность - краснеть, которая (к сожалению или к счастью?) прошла лет в тринадцать, однажды помогла мне. Помниться, я не выучил стихотворение, и кое-как, с запинками дочитав его до конца, покраснел, за что, расчувствовавшаяся учительница - поставила мне четверку).

... Моя школа представляла собой роскошное здание с высокими резными потолками, винтовыми лестницами и каминами, в огромных коридорах первого этажа. Дух старины и изысканности не смогли выветрить ни годы революции, ни годы всеобщей готовности (к чему только?), и даже наша пятидесяти пяти летняя и строгая пионервожатая (ходившая всегда в красном пионерском галстуке) и не раз ловившая меня, несущегося и не замечавшего никого, за шкирку, странным и непостижимым образом вписывалась в архитектурный ансамбль этого, по истине магического и притягательного здания. В начальной школе, когда нас, учеников, еще не гоняли из кабинета в кабинет, и у каждого класса (в классе - 40 человек) была своя аудитория, внимание мое привлекало дерево, огромное и раскидистое - во дворе школы. Казалось оно шепчет мне о тайнах своих, радостях и огорчениях.

... Несколько лет я учился во вторую смену. К началу занятий - двум часам в коридоре первого этажа собиралась огромная толпа голосящих детей - их не пропускали бдительные дежурные до окончания первой смены. В этой толпе глаза мои неизменно отыскивали черненькую симпатичную девочку с карими глазами - цвета девчоночьей школьной формы (школьная форма была обязательна). Спустя некоторое время она начала отвечать мне взаимностью. В течении пятнадцати - двадцати минут - мы, поочередно, бросали друг на друга пламенные (?) взгляды... Но я был с друзьями, которые в силу своего возраста презрительно смотрели на девчонок и общались с ними (да и я тоже - зачем скрывать) посредством толчков, пинков и дерганья за *.a(g*( (излюбленный способ общения). Стоило мне только подойти к ней, как сразу начались бы "дружеские" похлопывания по плечу и разговоры о том что я (!) влюбился. В слово "влюбился" вкладывалось оскорбительные и пренебрежительные интонации. Прошел месяц и прекрасная дама моего детского сердца исчезла, исчезла без следа... (Позже я узнал, что отец ее военный. И ее исчезновение было связано с переводом родителя на новое место службы).

Учителя (и больше других наш классный руководитель - историчка - рыжая дама в очках, донимавшая своим желанием поучаствовать в моей судьбе) проводили глупые и никчемные (бабушкино словечко) опросы,  целью  которых  было  выяснение "психологической совместимости" детей. На уроке рисования мы почти в каждом классе рисовали "портрет друга". В то время (4 класс?) любовь явилась в образе отличницы нашего класса - Тани. На вопрос "с кем бы вы хотели сидеть" я неизменно называл имя моего ближайшего друга и ее имя. На уроках рисования я писал ее портрет.

«««    1    2    3    4    5    »»»

usb