Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Три вечерних рассказа о пользе табака

Copyright © Дмитрий Десятерик, 1999

1    2    3    4    »»»

ОБРЕЗАНИЕ

Была одна суббота из многих. Евгений Костылин, худой узкоплечий жилец уцененного дома у парка, вышел прогуляться перед ужином. Субботние прогулки взаимно сходны; исключение составляет лишь погода. Сегодня на дворе стояла ясная, мягко стынущая осень. Евгений оделся, как обычно, в поношенный джинсовый костюм и плащ. Уже ступив на мощеные дорожки парка, он обнаружил в плаще прореху, где застрял изрядный кусок стекла. Чтобы извлечь его, следовало снять плащ. Это тем более было досадно, что день угасал прямо на глазах.

Наступала по-сентябрьски блаженная вечерняя тишь. Из глубины аллей выскользнула кошка. Пальцы Костылина застыли на последней пуговице: чуть дальше, между тускло замерцавшими фонарями, спинами вперед пятились два грузных мужских силуэта. Они волокли странный извивающийся сверток. Надо было что-то сказать.
- Ребята, закурить не найдется?

- Иди отсюда - отрезал один, мутноватый небритый парень.
Костылин, подавляя икоту, выговорил:
- А куда это вы ее тащите?
- Сашка, бей! - рявкнул небритый, и Костылина кто-то неумело огрел сзади палкой по голове. Вдруг вспомнились налитые кровью глаза дворника Мирона, когда тот, напившись, остервенело гонял дворовых кошек. Костылин рванул подкладку плаща. Ткань с треском разошлась, выпустив стекло прямо в ладонь.
- Убью на х♥р!!! - завопил Костылин, взмахивая рукой со стеклом. Режущая кромка полоснула по чьему-то лицу. Казалось, фонари померкли, и на колышущейся земле приплясывает очень много неумелых танцоров, и он, Костылин - один из них.

Он еще вздрагивал и взмахивал руками, жадно глотая воздух, когда понял, что вокруг никого нет. В правой ладони у него лежал окровавленный кусок стекла, кровь была и на рукаве плаща. Посреди аллеи постанывало спеленатое тело.
Костылин опустился на колени, тем же стеклом перепилил веревки. Спасенная оказалась отчаянно рыжей девицей по имени Маша, с синяками под перепуганными серыми глазами, и в таких же, как у Костылина, джинсах. Ведя ее домой, он почти ничего не слушал, думая о другом. У подъезда кирпичной пятиэтажки Маша остановилась:
- Пришли, слава Богу. Спасибо вам большое!..
Робко добавила:
- У меня родители поздно будут. Если хотите, давайте зайдем ко мне.
- Нет, благодарю - пробормотал Костылин, шагая прочь. - Не гуляйте больше по ночам.
Маша уже вдогонку, из-за спины приобняла его, потянувшись губами, жарко поцеловала в скулу.

Луна барахталась в облаках. "Сейчас дождь начнется" - морщился Костылин, - "не прогулка, а кино какое-то идиотское". Он сунул руку за сигаретами, тут же ощутил укол: раздражающий осколок опять очутился в кармане. "Вот дрянь" - стекло разлетелось о фонарный столб.

1    2    3    4    »»»


Современная безболезненная радиохирургическая методика лечения онкологических заболеваний творит чудеса. Кибернож и лечение рака с его помощью дают людям новую надежду.