Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Стакан трезвости

Copyright © Александр Ковалев, 1996

1    2    3    »»»

Оставим трактаты о пьянстве любителям черно-белого анализа. Но поскольку пробема вечная, то хоть она и подходит к концу своей вечности, начнем, испросив прощения у столицы-матушки за плагиат, с поэти- ческого: "Водка! Как много в этом слове для сердца русского..." Скажем ярым противникам: вспомните железную кружку спирта с новенькими орденами, пущенную по кругу в тесноте фронтовой землянки. Скажем сторонникам: выпейте бутылку - и в каждом зеркале поселится свинья. И, пока у того и другого лагеря не окончится понос аргументов, посмотрим на положение вещей со стороны. Возьмем человека в темных очках и скажем: иди. Он пойдет вперед и рухнет с обрыва. Перевяжем ему шею и скажем вновь: иди, но вперед не ходи. Человек пойдет вправо и увязнет в болоте. Вытащим полузахлебнувшегося беднягу, отмоем и строго накажем: иди, но вперед или вправо - ни ногой. Человек пойдет влево и угодит под лошадь, навряд ли отделавшись легким испугом. А если посадим такого полуслепого за руль, то уж вряд ли ему потом даже полная компенсация ущерба при ДТП поможет. И так далее, и так далее. Сядем на кладбище, у последнего прибежища горемыки и задумаемся: а как же мы не сообразили снять с него очки темные, как же так маху дали?

Все наши ЛТП, бабки, кодирование и прочее - лишь подстригают крону ели в надежде сделать ее похожей на дуб, заботиться же нужно единственно о желудях. Не ноги и не обрыв причиной шеи сломанной (у одних ноги сильней, у других обрыв ниже), но очки темные. Не в величине стакана дело, но в его наличии, как такового. Не трясущиеся руки наливают стакан, а трясущиеся души. И несть числа им, как спящим на заплеванных кухнях, так и выглядывающим из окон "мерседесов"-саркофагов.

Современный мужчина. Представитель "сильного пола". Минуем взглядом "знатоковскую" интеллигентно-умную или "деловую" краснопиджачную форму и взглянем, вооружившись микроскопом помощнее, на сущность этого "представителя", очень походящего на страуса: с виду вроде птица, большая, ноги мускулистые, сильные, высокий, быстрый, а скажешь: полетели - он голову в песок и дергай, кто хочешь, перья из хвоста. А почему? Да потому, что слово "сильный" другое наполнение приобрело.

Раньше это наполнение позволяло мечом викинга играть одной рукой, а сердце могло как радость побед вмещать, так и нести тяжесть испытаний за троих; как честь свою иметь, уничтожая одним презрением подлецов, так и с ребенком малым беззаботно болтать о важных делах общих, под смеющимся взглядом женщины. А ныне? Говорить больно. Только и можем, что, поднатужившись, дернуть двумя руками ручку сливного бачка для уничтожения результатов своей "плодотворной деловой деятельности". Впору открывать музеи. Музей "Благородства". Музей "Достоинства". В общем, музеи "достраусиного периода".

А многие ли могут без лукавства сказать: "Честь имею!"? На месте долга сегодня - выгода, на месте отваги - расчет, на месте качеств духовных - деньги.

1    2    3    »»»