Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Кровавая гибель тирана

Copyright © А. Иванов, А. Савельев, Е. Киселёв, Д. Попов, 1996 - 1999 годы

«««    »»»

Новый 32-дюймовый монитор, который Савва с большим трудом отспорил у Иванова, стоял в ногах у кровати и был слегка накренен влево, системного блока нигде не было видно, впрочем, из-под кровати торчало нечто, отдаленно напоминающее мат. плату с полуразобранным ХДД, а клавиатура лежала в голове все той же кровати, угрожая свалится на Волю_И_Целеустремленность, которая сейчас спала в позе "вечного самоуничижения".
Все это означало, что Савельев всю ночь был охвачен пламенем новой гениальной идеи, которое угасло как раз к тому времени как наступило утро и закончились запасы деталей и чая.
БАМ! - это автоматика, точнее то, что от нее осталось, решила, что уже пора вставать и со звоном раскрыла лепестки ирисовой диафрагмы размерами во весь потолок, за которой, в принципе, должно было бы размещаться окно, но т.к. ночью была жуткая потребность в прозрачном, прочном, негорючем материале... ну вы уже поняли куда я клоню. Ах да, чуть не забыл сказать, что ночью шел небольшой дождик.
- Ааааа! NMI!! NMI!!! cmp AL, cFire; cmp AL,cFlood заорал Савва спросонья, окаченый холодненькой водичкой и ослепленный солнцем, бившем прямо в отсутствующее окно. Впрочем прокричал он только начало фразы, а конец закончил про себя (т.к. он был человек культурный (временами) и не мог себе позволить ТАК выражаться даже наедине с собой).
С большим трудом вырвавшись из объятий мокрой и ледяной простыни, отшвырнув клавиатуру, которая все же упала ему прямо на больное место (для непонятливых - я имею в виду голову), и, умудрившись отыскать на кровати сухой участок, Савельев сел, спустил ноги на пол, и содрогаясь всем телом, начал ошарашено озираться. При ярком солнечном свете чудовищный бардак в комнате казался. Именно казался, т.к. невозможно было представить какие силы могли сотворить ЭТО.
Устав дрожать (а надо добавить, что в спальне гулял весьма не слабый сквознячок), Савва нагнулся и подобрал с пола первую попавшуюся под руку книгу - это оказалась монография "Как вырастить анчоусы в домашних условиях. 1001 совет". Осмотрев ее со всех сторон, он зашвырнул ее в противоположный конец комнаты и продолжил геологические, точнее нет, археологические изыскания.
- Да-а-а, плохо дело. - Савельев АБСОЛЮТНО не помнил, зачем ему понадобилась эта макулатура, не помнил ЧЕМ он занимался целую ночь и... Где, черт возьми, моя одежда?
Отыскав под слоем наносов, почти на самом дне, покрывало (наверное XVII век, никак не больше) и критически осмотрев его со всех сторон (держа при этом на вытянутых руках), он встал, закутался в него на манер римских тог и, прикинув кратчайший путь, стал пробираться к выходу.

К столовой он подошел позже всех и слегка прихрамывая - под слоем журналов и тетрадей иногда попадались маленькие, твердые вещички с неровными краями, которые, как показала практика, были несовместимы с босыми ступнями Саввы.
Невыспавшийся, мокрый, задрапированный каким-то куском материи, он казался, наверное, очень забавным, и поэтому, по дороге сюда, тренировал мышцы лица и повышал твердость голоса, предвидя какой эффект произведет его появление на ПСИхов. И попутно лелеял несбыточную надежду, что к его приходу все уже разойдутся.
Остановившись перед входом, он собрался с мыслями, сделал два глубоких вдоха и вошел. В голове длинного и пустого стола одиноко сидел Попов, а вдалеке маячила задница А.В. Иванова, причем маячила она из холодильника.
- Ну это чо за нафик! - Не выдержал Савва и выдохнул. Попов, на произведенное воздействие, не прореагировал, а задница пару раз вильнула и приняла позу чрезвычайного удивления.
- Ой СА-А-А-ВВВВА-А-А! - Произнесла она и затряслась от смеха. Ты что, к душевой будильник приделал?
При этих словах Савельев взял низкий старт и к концу фразы успел отвесить Ивановской заднице хорошего пинка. Задница стала пятиться и на свет, из недр холодильника, появился сам Иванов, продолжая корчиться от смеха. Его руки и лицо были вымазаны чем-то вкусным и при каждом взгляде на мокрого Савву его сотрясала новая порция смеха.
- Иванов! Сегодня кто должен был Бледнопотама готовить? А? Не помнишь случаем?
- Как кто, ха-ха-ха, конеч... ха-ха, я... БЛЕДНО... ха-ха... потама, - сквозь смех простонал Ивва, попутно что-то дожевывая.
- А Г Д Е О Н ? ? ?
- Ну как где, я проспал, и, к тому же, у нас снова есть Таня Еремина!
Закончив смеяться и жевать, Ивва отряхнул руки, потом, неглядя, сунул руку в холодильник и всучил Савельеву консервную банку.
- Да ладно Савва. На! - и пошел к столу.
Держа банку в руке, Савельев отрешенно подошел к хилогнильнику, заглянул внутрь. Среди залежей продуктов была вырыта пещера.
- Кто у нас опять есть? - медленно, по слогам, произнес Савельев, поворачиваясь лицом к столу. До него начало доходить. - ТАНЯ ЕРЕМИНА?!!
- Ну да! - ответил Иванов, смотря к себе в тарелку, - вчера вечером пришла.
Савельев все так же медленно и отрешенно перевел взгляд на невидимую точку в пространстве (ее повесили месяц назад в углу кухни) и сказал:
- Угу. Понятно. Зря, значит, Кисселева отсылали...
- Мы тебя не стали будить, - продолжал пояснения Иванов, - накормили ее с Поповым, искупали и отправили спать.
Савельев по должности должен был уметь быстро принимать и анализировать ситуацию. Он домыслил недосказанное, воздержался от лишних вопросов и переключился обратно на режим "Утренний Завтрак", заглянув опять в холодильник:
- И как он тут не замерз - подивился он, имея ввиду Иванова, и наклонился поближе, чтобы положить банку на место. Тут раздался мелодичный звон, холодильник тряхнуло, потом еще раз, сильнее, его рука соскользнула и Савва оказался в холодильнике, уже изнутри наблюдая, как сходятся обшитые броней пластиковые двери.

Подкрепив слабеющие силы, Иванов подошел и сел рядом с Поповым. Тут зазвонил лифт и на место холодильника стала настоящая кабинка. Из нее вышла Таня Еремина, везя на тележке отлично приготовленного блендопотама.
- О! А вот и Блендопотамчик, - еще шире заулыбался Ивва и, достав неведомо откуда две большие вилки, принял позу ожидания.
Мило улыбаясь Таня подвезла тележку к столу.
- Кстати, можешь в помощники Савельева взять, - забеспокоился он (блендопотам был весьма тяжелый). Улыбнувшись ему лично, Таня взяла бедное животное за поднос, и, чуть поднатужившись, передвинула его на стол. - Ого. Кстати зря, надо было Савву заставить, а то он специально свалил куда-то.
Проговорив эти слова и скорчив страшную рожу, Иванов вонзил вилки в Продукт.
Тут раздался непонятный грохот. Иванов замер на секунду с поднятой вилкой, прислушался.
- А. Ерунда. Наверно мыши.
Но как только он снова принялся за блендопотама, шум повторился, но теперь уже ближе к окошку продуктодоставки (которое давно не работало).
- Хм. Тогда может суслики, или бобры? - при этих словах жерло доставки раскрылось и на пол плюхнулся увесистый сверток, покрытый инеем. Таня подбежала и стала его разворачивать.

«««    »»»

grand park гранд парк