Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Эдвард Нортон: Отмечен Богом

Copyright © Виктор Апрелев

Почему Эдвард Нортон самый лучший?
Можно сказать, Эдвард Нортон прославился после первой же кинопробы (!): кассеты с его пробами на "Первобытный страх" в считанные дни пошли гулять по Голливуду, и едва он успел начать сниматься в этом фильме, как его уже пригласили в свои картины такие "мамонты", как Вуди Аллен, Милош Форман и Фрэнсис Форд Коппола. Первое же появление на широком киноэкране обернулось для него номинацией на "Оскар". В тридцать с небольшим он уже имел славу "лучшего актера поколения" и несколько выдвижений на премию киноакадемии.

Неудивительно, что на него успели навешать ярлыков. "Непростой характер", "заносчивый", "выскочка", "трудно работать вместе", "во все сует нос"... Нортон отметает все эти нелестные характеристики: "Нормальные, добросовестные люди на работе всегда спорят, бывает, ругаются... но в конце дня жмут друг другу руки и говорят, что все здорово получилось - потому что только так можно довести дело до ума... Я просто не могу быть только актером - если я где играю, то я должен и сюжет дописать. Когда работаешь с большими мастерами, они не только позволяют тебе это, они это приветствуют".

"Мозговой артист"
Он с самых первых шагов в кино не отказывает себе в роскоши ВЫБИРАТЬ роли, руководствуясь при этом принципом "классный сценарий плюс классный режиссер". Самая известная в Штатах роль Нортона - злобный и опасный бритоголовый из "Американской истории Икс". В России Нортона знают больше по "Бойцовскому клубу" - и здесь снова высокое эмоциональное напряжение и насыщенная идеология образа, удивительно тонко и четко прорисованный трагедийный и интеллектуальный герой.

Актерский успех его громаден - две номинации на "Оскара" еще до тридцати, всеобщая известность, - но он всегда больше всего хотел режиссировать. Забавно: лишь один сценарий не вызвал у Нортона никаких претензий: когда Эдвард играл у Денни Де Вито в "Милашку хотят убить", он сказал: "Это был сценарий, в котором я бы не изменил ни одного слова. Там я мог просто прийти, сыграть свои сцены и вечером идти домой и не мучиться этим сюжетом".

Но "не мучиться сюжетом" - это не для Нортона. В "Счете" Фрэнка Оза (2001) Нортон играет с Марлоном Брандо и Робертом Де Ниро. И здесь он не упустил случая добавить в сценарий своих мыслей. В одной сцене, дописанной Нортоном, опытный взломщик Ник (Де Ниро) пытается научить юного товарища (Нортон) уму-разуму, говорит ему, что умение просчитывать и взвешивать не менее важно для взломщика, чем талант: "Сколько талантливых парней лишились возможности видеть небо над головой!" - говорит Ник. Нортон сочинил это, конечно, не о ворах. Он говорит: "Это так же верно и для актеров. Все время приходится слышать, как о ком-нибудь говорят: это новый Джеймс Кегни, это новый Орсон Уэллс и так далее... Но эти новые пропадают, так и не успев ничем нам запомниться - потому что не умеют трудиться или не видят перспективы..." Так что Эдвард намерен направлять свой путь и, что называется, делать карьеру. Его модели для подражания, примеры состоявшихся художников - Уоррен Битти и Шон Пенн.

Битти, кстати, Нортоном восхищается. Милош Форман, снявший Эдварда в своем фильме "Народ против Ларри Флинта", уверен, что у Эда получится все, что бы он ни задумал: "У него очень острый ум. Снимаясь в фильме, он анализирует все действия режиссера и относится к этому с неменьшим вниманием, чем к своей задаче на площадке. Так что теперь, когда он сам стал снимать, у него, я уверен, все получается именно так, как он хочет" (кстати, Форман сыграл небольшую роль - старенького священника - в первом фильме Нортона, комедии "Не теряй веры").

Когда Нортон рассуждает о своем ремесле, действительно создается впечатление рассудочного актера, который все продумывает и объясняет для себя. Его называют "мозговым" и "холодным". Его мощный интеллект просто зрим - по выражению одного кинокритика, он носит его как ауру и ограждается им, как щитом. Когда вдруг задают вопрос, не требующий размышления - вроде "Какие ваши увлечения", - едва ли не слышишь, как "мотор" в его голове раскручивается вхолостую. Но Нортон не делает в жизни ставку на голый интеллект. На экране, в роли он никогда не выглядит рассудочным - играет на интуиции, по наитию, по вдохновению. Все режиссеры, у которых Нортону случилось сыграть, отмечают явившееся в нем удивительное сочетание актерского инстинкта и интеллекта.

...Что же касается ярлыков вроде "лучший актер поколения", то такие определения Нортона просто приводят в недоумение: "Как бы меня ни называли газетчики, это ничего не значит для меня. Мы вообще не соревнуемся, не выясняем, кто лучше. Марлон Брандо - великий актер, но среди его ровесников есть еще немало великих. Говорят: "Брандо - лучший", но это полная чушь. Ступайте посмотрите любой фильм с Джимми Стюартом..."

Внук миллионера
...Хелена Бонэм-Картер (партнерша Эдварда по "Бойцовскому клубу") считает, что никакой загадки в Нортоне нет: "Он благословен. Он просто одарен больше, чем большинство из нас. Он очень умный, очень любопытный, очень наблюдательный, он все впитывает". Слава его не испортит. Ведь этот парень пришел в клуб богатых и знаменитых не с улицы. Карьера его могла быть любой, деньги и славу стартовые возможности обеспечивали вполне.

Нортон - внук знаменитого градостроителя-мультимиллионера Джеймса Рауса, автора идеи улицы-магазина (шопинг молл) и революционной концепции малого города. Именно в одном из малых городов, перепроектированных и переустроенных по принципам Рауса, Эдвард и вырос (Колумбия, город-спутник Балтимора). Но он никогда не пользовался преимуществами происхождения: учился в обычной школе, в университет поступил по конкурсу... Даже его приятели ничего не знали о его аристократической родословной.

Он привык полагаться на себя. В 16 лет он самостоятельно изучил японский, целое лето прожил в Осаке, практикуясь в языке, работал там в риэлторской конторе. После университета отправился в Нью-Йорк: жил в хибаре, подавал в ресторане, играл в маргинальном любительском театре, ходил на кинопробы.

Нортон и сегодня остается таким: "Я нисколько не слукавлю, если скажу, что мой образ жизни совершенно не изменился. В Нью-Йорке я живу уже много лет, я не перестаю ездить на метро. И никто ко мне не пристает на улице".

Эдвард Нортон говорит, что стал каким стал только благодаря той атмосфере, в которой вырос. Искать, размышлять, творить, пробовать себя, изучать мир и людей, задумываться обо всем, что видишь, - так жили его родители (отец Эдварда был прокурором, а теперь подвизается на общественных началах в экологическом праве, покойная мать работала учительницей в школе), таков был его дед, с которым Эдвард близко дружил. Ему привили позитивное и активное отношение к жизни. Он - охотник и путешественник, конкистадор и творец - неутомимый исследователь и деятель.

...Осенью 2000 года с братом Джимом и сестрой Молли, которая работает в Африке в туристической фирме, он поднимался на Килиманджаро. Целый месяц прожил в Китае - навещал отца, который работает сейчас в национальном заповеднике Кунминг, что в сотне с небольшим километров от границы с Лаосом и Вьетнамом. Уже много лет занимается айкидо...

Жадный интерес к жизни и огромная жажда творчества - не в этом ли то самое благословение, о котором все говорят, когда речь заходит о Нортоне? До "Первобытного страха" он побывал на полудюжине прослушиваний: "Это очень тяжело - один шаг отделяет тебя от новой жизни, такой удивительной и волшебной, и ты так ясно видишь там, за этой чертой. Но этого шага тебе не дано сделать - и ты возвращаешься к своей раковине с тарелками или к швабре... Возвращаешься в суету. И это опустошает".

Одна дама из "Парамаунт пикчерз" по имени Дебра Акила навсегда запомнила прослушивание на главную роль в "Первобытном страхе". Роль была дьявольски трудная, ведь играть, по сути, нужно было двух персонажей (хладнокровный кровожадный убийца прикидывался шизофреником, страдающим раздвоением личности). Дебра "отсмотрела" уже около 2000 (!) артистов-претендентов, когда в комнату вошел худенький глазастый паренек и, пряча взгляд и стесняясь, заговорил с аппалачинским выговором. "Отлично играет "маску", - подумала Дебра, - а вот справится ли с сутью?" И в этот самый миг юноша преобразился: в глазах вспыхнул волчий огонь, он набросился на женщину, схватил за волосы, потянул, рыча, визжа и выкрикивая грязные ругательства. Дебра говорит, что, заглянув в этот момент в глаза парня, поняла - к ней пришел настоящий маньяк и подумала (без иронии!) о том, что ее муж, наверное, сможет воспитать дочку и без мамы... Слава богу, это был не настоящий убийца, но настоящий артист - Эдвард Нортон.

...И пустой сосуд
В "Счете" Нортон снова играет человека с двумя лицами: чтобы раздобыть нужные сообщникам сведения, его герой несколько месяцев работает на монреальской таможне (там хранится драгоценный скипетр) уборщиком, прикидываясь олигофреном. Чтобы правдиво изобразить такого, Нортон провел немало времени в школе для умственно неполноценных взрослых и там подружился с одним молодым человеком, который стал как бы его наставником в мире таких людей.

А еще для этого фильма Эдвард должен был узнать многое о сейфах, охранных системах и тому подобных вещах. Для того он полтора месяца ездил с полицейской бригадой по угонам и взломам, бывал на осмотрах места преступления, на обысках и т.п. "Они мне показали очень много интересного и очень мне помогли, - говорит артист. - У меня был пейджер, и, когда у них случалось хорошее ограбление - взлом сейфа или ограбление с отключением сигнализации, - они звонили мне. Когда им нужно было вскрывать сейф, они тоже всегда звали меня посмотреть".

В своей профессии Нортон выше всего ценит именно разнообразие, которое она создает, проживать разные судьбы, для каждой роли изучать новые области жизни: "Мне необходимо разнообразить жизнь, опыт". Когда же говорят о "темной стороне его натуры", о которой будто бы свидетельствуют его фильмы, его роли, он возмущается: "О каком бы актере ни шла речь, искать в его жизни буквальных соответствий тому, что он играет, опрометчиво и глупо. В смысле личного опыта в том и состоит главная радость актерской игры, что ты можешь примерить на себя невозможное множество разных личностей, жизней, миров без необходимости на самом деле выбирать эти пути, проживать эти судьбы. Быть артистом - это как иметь секретный ключ, которым ты открываешь любую дверь, все двери".

...Нортон - антизвезда, он не таков, как, скажем, его приятель Брэд Питт: девочки-подростки не скупают его постеры, его не снимают папарацци вываливающимся из бара в три часа ночи в обнимку с Леонардо и Тоби, он не играет ни короля, ни бунтаря и не говорит гадостей про товарищей по ремеслу. Он ревностно охраняет свою персону от публичности, потому что считает, что известность артиста мешает зрителю всерьез воспринимать его в разных ролях, не дает ему оставаться пустым сосудом, который всякий раз наполняется новым содержанием: "Быть чистой доской - вот высшее достижение артиста, это все, чего я мечтаю достичь в профессии. И это - наилучший комплимент для меня. Когда я вижу в кино Дастина Хоффмана или Дэниэла Дэй-Льюса, я никогда не думаю о них как о людях с такими именами, я забываю о существовании таких людей, у меня складываются свои, особые, отношения с их героями".

...Эдвард Нортон говорит:
- "Звезды" - это эрзац богов. Такой Олимп для бедных. Мы возводим наших клоунов в ранг божеств. По-моему, мы таки перегибаем палку, возвеличивая лицедеев и скоморохов.

Но так или иначе искусство кино имеет под собой прочную основу. Люди во все века склонны собираться вместе и слушать истории. Сегодня мы собираемся и СМОТРИМ истории. И в этих историях - в фильмах - бытует мифология современного человека. И в кинотеатрах мы переживаем опыт единения друг с другом, там чувствуем себя обществом, не одиночками...


РЕКЛАМА: Одновременно с современным развитием туризма (особенно, в экзотические страны) в нашу жизнь снова вошло понятие "паразиты". Многие из нас видели устрашающие кадры документальных фильмов, посвящённых это теме, никто не застрахован от подобных болезней. Лидомед-Био - уникальный прибор, который позволит победить паразитарные заболевания.