2002-2003

Copyright © Claire


Рябиновый сок

Эпиграф:
"Будь небом талым! Ягодным дождем!
Печалью сумерек и радостью восхода!
Будь отраженьем, явью или сном,
и падай, падай - вверх - до небосвода!
Твое явленье чувствую во всем:
вот ягоды рябины - капли крови -
на снег летят тем ягодным дождем,
который пьет зима, нахмурив брови..."
© Serge Kokolov

В небе талом наискосок,
Алой ранкой - радуги новь.
С неба капал рябиновый сок,
А мы думали - это кровь.

А мы думали, и невзначай
Подставляли истошно рты.
А в глазах у рябин - печаль,
А у нас они были пусты.

Но накапало в этот день
Кому с горсть, а кому и впрок.
Превращались рябины в тень,
Нас наполнив собою в срок.

Вампиры

Окутало ночью полмира,
Луна на осколки разбита...
Всю ночь меня ели вампиры
И чавкали громко и сыто,

Вонзая точеные жала
Везде, где прикрыть не успела.
А я никуда не бежала,
В подушку тихонько сопела...

Лишь мутною кромкой багряно
Дымился зародыш рассвета,
За стенкой, под плачь фортепьяно,
Рождались и гибли сонеты,

И длань указала Господня
Тот путь, что теперь неминуем -
Куплю фумигатор сегодня,
И ночью ещё повоюем!

Смерть поэта

Муза упорхнула будто невзначай,
Нам взамен оставив сладкий терпкий чай,
Лабиринт подушек, шорох одеял...
И ковер игриво пятки щекотал...

Звуки старой лютни, ужин при свечах...
И во мне в тот вечер вдруг поэт зачах -
Сдал дела и рифмы, целый склад забот
И забылся в спячке до времён невзгод.

Хрупок и прохладен слова мавзолей,
Даже нем на с виду верное: "Налей!"
Слабое дыханье, гробовой покой...
И у щёк оттенок нежный, восковой.

Прочен и надёжен спальный гроб-ларец,
Но однажды ночью ожил вдруг мертвец,
И с ресниц стряхнувши сладких снов сурьму
Вновь ступил с опаской в жизни кутерьму.

Кровь ли в наших венах, или снов гашиш?
Снова ли мы живы, или зомби лишь?
Что вокруг - реальность или зеркала?
Будет прежней Муза, что тогда была?

Но печати тайны на её устах...
И сплошные кляксы на моих листах,
А в колонках тихо-нежно воет "Сплин"...
Что сказать хотела? Где поллитра, блин?! :-)

Memento. Море.

Эпиграф:
"Я смотрю на холмик белый -
И слипается ресница.
От могилки нитка следа.
Обитателям не спится.
Память, памятник... Свет в снеге,
Шорох, скрип, как будто шёпот...
Легче помнить тех, кто умер.
Чем терпеть ребячий топот !"
© NoMad Frog

Холм, гранит и сон осенний.
Три прожилки, будто вены.
Помни, путник, нет спасенья
От любви и смерти плена.

Сыпет снег на раны солью -
Ты спеши любить при жизни,
Чтоб не ныло сердце болью
На последней скорбной тризне.

Деловой разговор

Почему ты всё время отводишь глаза? Или нет?
Я всего лишь художник, и мне любопытно
Ляжет гамма из красок? И с которой попытки?
Если вдруг я и правда примусь за портрет.

Или вдруг не примусь - я художник капризный.
Может стиль "Авангард"? И причём здесь Абсент?
Чтож, налей, вот бокал. Краски зелья сквозь призму
Голубого стекла мне подскажут сюжет.

В твоей жизни, я знаю, не хватает полёта.
Ах, откуда я знаю? Не пугайся, и просто прими
Этот факт. А полёт я легко нарисую - работа...
Да, у нас деловой разговор, чёрт возьми!

Нет, не ведьма... Неправильно грезить о странном.
И опасно заглядывать в омуты "ведьминских" глаз...
Если ты не пловец, то утонешь там поздно иль рано.
Лучше снова давай о работе - да, здесь и сейчас.

Герои

Эпиграф:
"Зимой тоскуешь в ожиданьи лета,
Морозной ночью хочется огня.
Такая вот история, Джульетта.
Такая вот, Офелия, фигня."
© Борис Панкин

Зима рисует белые картины,
Весна пророчит нам любви навар.
Такие вот делишки, Буратино...
Не до пиявок нынче, Дуремар...

А ветер зимний навывает страхи -
Нужны дрова, ведь дорожает газ.
Нет, Буратино, ты же не на плахе -
Не бойся, не обидит Карабас.

Но так же длится зимняя рутина...
И робок Буратино до огня...
Такая вот история, Мальвина.
Такая вот, Базилио, фигня.

Золотой песок

Эпиграф:
- Ну почему девушки золотому песку и
   тёплому прибою предпочитают
   банальные изделия из золота?...
   © Людоед
- Золотой песок тоже разным бывает. ;-)
   © Claire


Под ногами сплетенье дорог,
Но не гравий шуршит, а песок
Золотой...

Скоро ноги увязнут в песке,
Но маячит мечта вдалеке
Надо мной...

Как и прежде, прозрачна, легка
Рвётся птицей душа в облака,
В мягкий пух...

Зная нежность тех облачных рун,
Чьё безмолвие тысячью струн
Режет слух...

Молчаливы мои небеса,
Вместо слов лишь слезою роса
На губах...

И зыбучей пески к склону дня,
В никуда приближает меня
Каждый шаг...

Однажды (белый стих)

Однажды мое Сердце упало и разбилось...
Теперь один его кусочек любит одного,
          другой - другого,
                и только тот, третий, на полу - Тебя.

Однажды моя Река вышла из берегов...
Кого-то съели рыбы,
          кого-то - раки,
                повезло лишь Мне - Я утонула сразу.

Однажды моя Гора родила Мышь...
Сначала она подумала -
          "Лучше бы я ушла к Магомету!"
                а потом поставила мышеловку и родила Мышь обратно.

Однажды мое Море заболело Штормом...
Но пришел доктор Айболит,
          "всех излечит-исцелит",
                и поставил ему градусник, даже два.

Однажды я написала в Релхум...
А потом Релхум написАл в меня,
          а потом мы - друг в друга,
                в итоге даже получился Флейм и этот странный Стих...

А потом он стих, очень долго затихал,
Потому что был белый-пребелый,
          местами даже до синевы,
                а местами - до ярко алого цвета...

Весна

Среди в ночи мерцающих окон
Река судьбы течёт неумолимо...
Я чувствую, как воздух раскалён,
Когда ты вихрем пролетаешь мимо.

Я не читаю судьбоносных книг,
Не внемлю вразумляющим урокам.
И разум мой сей тяги не постиг
К тебе, о "воплощение пороков".

Во мне ты чуешь отраженье грёз
Несбывшихся. Что сбудутся едва ли...
Я знаю, ты распробовал всерьёз
Такой приятный терпкий вкус печали...

А я?... А у меня опять весна -
Я пью твои все мысли и надежды
Взахлёб... Совсем не различая дна,
Как в первый раз. Невинно и небрежно.