Claire Silent Hall

«Ирония - непременная эстетическая составляющая творческого мышления» © Сальвадор Дали

Фотоработы

Сайты и логотипы

Читательский архив

Информация об авторе


Чем отличить критику от формы суждения?

Copyright © Дмитрий Десятерик

Чем отличить критику от формы суждения? Последнее разнится с первой степенью обличенности во власти. Критика всегда в короне и при скипетре, личный глашатай громко выкрикивает распоряжения. Однако, бедного властелина все считают, мягко говоря, не в своем уме. Критика сидит на имени загаженном насесте. Распоряжения монарха, в принципе, касаются только его одного, они категоричны, но неподвижны. Сухой череп обильно смазан мозгом. В то же время суждение кувыркается, и учиняет веселье. Бесчисленны маски, непрестанны пощечины и поцелуи. Радость от совокупления фактом настолько велика, что ведет к ужаснейшим преверсиям: от невинного мизинца в заднем проходе до копрофагии, инцест-инсации и слоноподобной кончине. Длится карнавал на набережных Содома...
Кстати.
Сильно пьяный сел, вернее, лег в этот поезд и вот - пусто, простуда, грязнота скучная. Ночью вошла девушка: Где здесь не занято? Проводница: Где увидите, там и занимайте. Новенькая уселась напротив на первое место. Постель брать будете? - нет; проводница - завитушки на затылке, подбородок до грудей - недобро, по-рыжему улыбнулась, и ушла. Скоро плацкарта осветилась: проводница явила себя вновь, в отглаженном, с сияющими пуговицами кителе, в аккуратной юбке и пилотке пирожке, в руках - я посмотрел, что было у нее в руках, и прподнялся в постели, и присвистнул. Новенькая глядела не понимая. Ощущая острый холодок лопаток, я спросил: "Вы это серьезно?"
- Уж куда-куда серьезнее - пропела униформистка и поставила блюдо моей соседке на колени. Точеный обод коснулся моего запястья, и едва не стошнило, но бежать было немыслимым, мертвенный отблеск обезволил все мои движения.
- Положите руки... на серединочку... - прошептала проводница.
- Зачем - без интонации возразила девица, но положила ладони на слепящий круг. Я впился в нее глазами, ТЕПЕРЬ надо ее рассмотреть хорошенько. Да. Пухлые щечки, волосы слегка подкрашены темные, голова правильных округлых пропорций, глаза закрыты, носик вздернут, маленький рот в помаде цвета сургуча, ядовитый лак на ногтях и левый мизинец в колечке, одета во что-то искусственное с блестками, - увольняющиеся солдаты таких любят.
- На! - Выкрикнула проводница и взмахнула черной лентой. Полоска неприятно взвизгнула, перечеркнув блюдо вместе с живыми руками. Пассажирка расстеряно посмотрела на меня. Я изучал заоконную луну.
- Тяжело - пожаловалась обреченная моя попутчица и зашлась хриплым кашлем.
- А, - проводница обрадованно заглянула ей в рот, - кашляешь. Хорошо. Попутчица вздрогнула от напряжения, но огромное блюдо даже не шелохнулось.
- Тяжело... - карегубая мечта солдата опять посмотрела на меня. Сдерживаться уже не имело смысла. Я выпустил дурной дух, я замахал руками.
Нет, нет, нет. Ничего не просите, не отвечайте, ничего нет.
- Ничего нет, - выпалил я, - возьмите сразу. - И послал проводнице воздушный поцелуй. В окно вплывала горящая сосна. Я долго суетился, стараясь продлить видение, давл вниз плоскую ручку, но ничего не смог, и пылающий ствол стал заревом, и исчез прочь.
- Призрак начальства - выговорил медный голос из-за спины. Ночь качалась и тряслась, полосовала по глазам прожекторами, моя попутчица превращалась в ледянной шар, и было холдно и страшно, но не без приятности, поскольку я знал, что качусь домой, а больше ничего нет

Ну, и проводница синяя иголочка.
Когда мы находились на площади, под красивым деревом Амур-Де-Труа, у ЦУМа, у ЦУМа, у ЦУМа. Солнышко светило приличное, а трамвайчики прямо как птички сюда-туда ездили зае%ись. В красных рубахах мы ели морозив и слушали муз. Как короли. Где-то по ночам лаяли собаки, и выли кошки, решившие: март, и снились страшные картинки здесь такого не было. Но грянул бой. Мы отбивались от пуль топорами. Плохие, небритые люди десантировались из трамвая и напали. Мы в центре: от магазина "Каравай" до Детского Мира - москва /Лысый камень, как положено, посередине/, дальше - негры в красивейшем здании, а дальше уже офицеры пограничники Украины на трамвайных путях, на слонах. Они, независимой державы охрана, охотно себя монстрировали телевизии. В цуме, в цуме, в отделе ТВ было видно, как с неграми Детского Мира беседы о дружбе с любовью ведут, и дарят бусы и радостное сало. Бой притих. Мы быстро прорвались, прикрылись взаимно, позвонили а милицию: мол, что за беспорядок? А потом еще мамам и папам, а я - Яне как взрослый. Решили сперва по домам, после в гости. Пошли. С пограном грозили проблемы - ведь тоже и мы украинцы. Еще в армию загребут охранять от москвы перекресток, а от негров остатки бульвара, термометр видный и Амур-Де-Труа. Но мы были хитры, купили у негров трусы и казенное. В этом казенном и перебежали границу, незаметные среди черных и трезубчатых. И все было бы прекрасно, но засек нас один лейтенант, полковой маг. Он состоял при капище Блаватской на Ленинградской. Он сказал: рубахи то у вас не по форме, малиновые. Из москвы, ребятки? Мы ему чистую правду - нападение отбивали, ваше гюрджиевшиество. А он как шатен тряхнул челкой и сказал, что в напряженной прибоевой обстановке ему снадобимся: блондинчик будет песни под гитару, а этот второй красиво плакаты писать. Он видел насквозь, как и было ему чином предначертано. Мы ответили по уставу: "Зае%ись!" И помчались почти по домам, через больничку Мечникова, на улицы Юлиуса Фучика и Иосифа Дзержинского. Этот второй пригибался в тумане. От медленно едущего мент-коробка прятался во дворе на Дмитрия Донского, чуя боевую опасность. Скоро к заветному углу пришел. Там наткнулся на мага, давешнего лейтенанта, и сделал вид что ссит. Лейтенант внутри милицейки сидел с кем то за мусорным баком. Это второй подобрался поближе, и сделал вид, что с%ет.
- ...Хлопушки, петарды, - трещал лейтенант возбужденно, бенгальские огни привяжем к грачам. Пустим наш кришнаитский полковой оркестр.
- На буя это зачем? - хрипло, как прапорщик, вопрошал собеседник.
- Для полного счастия, Василий! Тогда они точно подумают, что Новый Год. Выйдут все из окопов и фонтанов, из магазинов и трамваев, слезут со слонов и Амур-Де-Труа. Вот тут то мы с тобой и к черным заглянем и зомби изымем, потом в ЦУМ, и заберем хлопушки, петарды - трещал лейтенант возбужденно, - бенгальские огни привяжем к грачам...
"Мотор взревел, и они уехали. У милого подьезда стоял панковатый отпрыск.
- Мама дома?
- Дома - ответил он, рассматривая небеса, будто узрел там призрак Поганого Сида. Не врал, дверь на этаже была открыта, видны прихожая и часть жилой изнанки, сплошь оклееной старинными газетами. Сладковатый химический запах неприятно тер ноздри.
- Янка, кажется, у себя - хрипло, как прапорщик, прокричала хозяйка.
- Спасибо, тетя Эльвира!
- Спасибо, тетя Эльвира!
Появилась в передничке, поверх изношенного "ха-халата", с совком кошачих фкалий в одной руке, и папироской в другой.
- Как там в Москве?
- Обычно. Бордель с мордобоем.
- Ах, дрянь какая. Ведь в космосе беспредела нет вообще, нет, понимаешь?
- Да. Замечательно.
- Сосать будешь? - она протянула папиросу, скаля оставшиеся зубы.
- Спасибо. Ты забыла.
- А, ну да, ты жк не аккахха!.. - то ли засмеялась, то ли закашлялась, мотор взревел "и они уехали.
На двери было написано белым АНЯ. Я вздохнул от воспоминаний. Потом послюнил потолок и на соседней написал ЯНА. Теперь все верно. Теперь я герой... О, ненасытное небо, куда ты забираешь наших любимых - не есть ли радуга их последнее прости?
- Слушай, у него голова седая.
- Да ну и что.
- Так тогда могилу нужно снегом посыпать.
- Да, ну и что? А! Где же ты снег здесь возьмешь?
- Надо искать там, где снег есть.
- Да.
- Где-нибудь в холодном месте.
- Да. Слушай, а у тебя еще найдется?
- Нет. На Северном полюсе.
- Как так! Как так! Была ж еще куча супика.
- На Аляске.
- Слушай, это не дело. Жрать хочу!
- Возьми повидла.
- Повидла?
- Надо идти за снегом.
- Повидла? Ты что, издеваешся?
- Да, да, да, повидла, собака бешенная!
- Собака?
- Молчи.
- Здравтвуйте, можно я от вас позвоню? Мне совсем не долго, четыре минуты от силы. Это очень важно, понимаете? Мне очень неудобно, что я вам так внезапно мешаю, но у меня нет другой возможности, и я не знаю, что делать: на улице темно, таксофоны все молчат, поломаны, ужас, представляете? Так можно от вас позвонить? Даю честное слово.
- Есть хотите?
- Замочи, заткни свою глотку!
- Простите?
- Нет, ничего.
- Простите? Спасибо, мне не надо. Я не люблю сладкого. Зачем?
- Снег?
- Я просто собирался перекусить. Думаю, вы не откажетесь угоститься.
- Снег, снег.
- Спасибо. Мне надо позвонить. А это у вас яблочное. Дайте посмотреть, пожалуйста.
- Вот, смотрите. Видите?
- Снег, снег, снег!!! Снег, собаки!
- Простите?
- Помолчи. Не порть аппетит.
- Это вы мне?
- Тебе, тебе.
- Простите, можно я позвоню?
- Доброе утро. Отличная погода, не правда ли? Скажите у вас есть меню?
- Меню?
- Меню?
- Как же, меню... Тут уже один с позаранку кишку набивает вместо дело делать.
- Пасть закрой, собака бешенная. Все утро лаешь.
- Так как насчет меню?
- Меню? А...
- Да, да, меню, меню. Ведь если я правильно понял, не ошибся, у вас здесь ресторан?
- Ресторан. Да погодите, успеете вы позвонить, еште лучше! Так как вам меню?
- Конечно.
- Позвольте смазать ваши ягодицы.
- Само собой разумеется.
- Ложитесь сюда, пожалуйста.
- Всенепременно.
- Ну как?
- Восхитительно! А это у вас яблочное? Дайте посмотреть, пожалуйста.
- Вот, смотрите. Видите?
- Готово. Лижи.
- Кто, я?
- А кто, я?
- А кто, я?
- Давайте лучше я.
- Стоидите! Вам, кажется, надо было позвонить.
- Сам звони, собака бешенная!
- Простите?
- Нет, ничего. Лижи.
- Спасибо. Мне не надо. Я не люблю сладкого. Зачем?
- Кто, я?
- Само собой разумеется.
- Позвольте смазать ваши ягодицы.
- Конечно.
- Ах ты глазочек шоколадный, булочка сахарная, ротик сургучный. Ну как?
- Восхитительно!
- Ьак как насчет меню?
- Меню? А... а-а... а-а-а-а... Аааа!... Ааааа!... АААААААААА!!
- Помолчи. Не порть аппетит.
- Умер.
- Как так! Как так!
- Надо позвонить.
Погодите, успеете вы позвонить, еште лучше!

Все вместе, радостно:
- Так вам меню?
Не знаем,
хочет ли папа, чтобы сын стал парашютистом или летчиком, чтобы не боялся высоты. Одно нам известно точно: мальчишка счастлив, когда сильные руки отца вот так подкидывают его к небу. Мальчик есть мальчик. А девочка есть девочка.

Не дорогая раскрутка cs 1.6. | Смотрите www.cs16-pivko.ru скачать cs 1.6.

РЕКЛАМА: Сразу после запуска американским телеканалом "The CW" пилотной серии сериала "Сотня", у оного тут же появилось огромное количество поклонников по всему миру. Естественно, после окончания 1 сезона фанаты сериала стали ждать продолжения фантастической саги. Хотите увидеть 2 сезон первыми? Заходите на фан-сайт сериала, где вы сможете Сотня 2 сезон смотреть онлайн уже в недалёком будущем, ведь вам наверняка не терпится вновь следить за приключениями любимых героев и разгадывать тайны их жизни. И как бы ни критиковали сериал за простоту сюжета и ориентированность на подростковую аудиторию, каждая его серия заставляет с нетерпением ждать продолжения.